Приключения говорящих котят в Чешска Воеводине

Сказки Серафима Тулуз

Серафима выращивала в баночке шипы от роз по просьбе одного знакомого ловца бабочек. Ее домашний котенок сидел рядом и помогал. Чтобы ловцу бабочек не бегать по лужам, Серафима придумала выращивать шипы из дощечки: на ней пять маленьких шипов, которые торчат. Если взять дощечку двумя руками, то она согревается, и кончик каждого шипа разворачивается как бы в бутончик. А если подержать бутон, то из него развивается бабочка. Серафима задумала, чтобы у них усики, крылышки и лапки получались случайным образом. Бабочки выводились большие – с ладонь величиной. А котенок этих бабочек ел – он успевал съесть бабочку раньше, чем вырастала следующая. Для этого он вставал на задние лапы, опирался на спину Серафимы и объедал дощечку.

При этом на столе стояла склянка с волшебной бабочкообразующей жидкостью, поэтому Серафима от стола отойти не могла. В конце концов она спросила котенка:

— Ты в курсе, что делает тётя Лёля в Чешска Воеводине?

— Пиво пьет, – ответил котенок.

— Определяет, где раскопки производить, — поправила Серафима, — поедешь к ней.

— Не поеду.

— Почему?

— Когда мы с братом были маленькими котятами, тётя Лёля брала нас на симпозиумы, чтобы мы в ее отсутствие квартиру не разнесли – мы были очень подвижными. В этот раз они сели в здании мэрии обсуждать, заходил ли сюда 17-й легион1, который Цезарь посылал посмотреть, кто живет на востоке. Когда здесь чинили водопровод, то нашли большой позолоченный щит. Потом кто-то на этом щите нашел признаки то ли изображения, то ли упоминания Цезаря. Так как известно, что Цезарь на северо-восток из Империи не ходил, то были сомнения. С другой стороны, старая легенда города Чешска Воеводина гласит, что сюда пришёл 17 легион и разбил лагерь. А потом, как-то незаметно он превратился в поселение, которое выросло в этот городок. Косвенным подтверждением этих событий служит то, что сказки этой местности включают очень много латинских слов, которые почти не встречаются в других местах Чехии. Вопрос был очень напряженный: в случае положительного решения необходимо ради раскопок снести полгорода. Поэтому в обсуждении принимали участие большое число взрослых местных жителей. А их дети в это время стайками носились по улицам. Мой брат, используя преимущество говорящих котят, собрал местных мальчишек под предлогом обучения русскому языку. Под его диктовку они хором распевали:

— Едем дальше, видим мост,

На мосту котёнок сохнет,

Мы берем его за хвост

И суём его под мост –

Пусть мокнет,

Едем дальше, видим мост,

Под мостом котёнок мокнет,

Мы берем его за хвост

И кладём его на мост –

Пусть сохнет…

Дело в том, что брат сказал безобразникам, что если кто-нибудь в группе произнесет это пятьдесят раз, то вся группа превратится в говорящих котов. Их возьмут в цирк и будут возить по всему миру. Как ты понимаешь, когда такое говорит говорящий котёнок, ему как-то верится. Шум подняли невероятный. Мне после этого в эту Чешску Воеводину ходу нет – нас с братом в детстве и так избаловали, а чтобы чужие люди.

В этот момент Серафима поняла, что ее вызывает тётя. Она отправила котенка к любителю бабочек с образцами дощечек, и попросила рассказать тому, как этими дощечками пользоваться. А сама оказалась в Чешска Воеводине. Тётя была на колокольне.

— Видишь, с той стороны разрушенные здания? – спросила она. Серафима посмотрела вниз на груду древних камней.

Тётя рассказывала, что они сюда ездили несколько лет. Она смещала землю под городком, чтобы сдвинуть ее десятка на два метров и производить раскопки. В результате откопали римские казармы и пару больших дворцов с колоннадами, общественные здания и храмы. Но после последнего заседания мэр, которому хотелось славы, постановил пригласить колдуна, чтобы запечатлеть эти величественные здания в качестве нового лица города. Приехал известный колдун мессир Гласд. Он сразу принял излишне много пива, и с тех пор не просыхает.

Тем временем в работе с новым имиджем города он начал с печати мэра. Все свои замыслы мессир Гласд оформлял колоннами из вновь обнаруженных зданий. Поэтому и на печати самой заметной деталью были колонны из портика. У колдовства был легкий недостаток: при изъятии колонн для печати, настоящие колонны, которые на удивление хорошо сохранились перед раскопками, превратились в груду мусора — недостаток колдовства под шафе. Но мэр смотрел на красивую печать, а не на развалины. Ему так понравилось, что он не сдержался – закричал, что городу нужны и герб, и флаг.

С трудом сосредоточившись, мессир Гласд перенес на флаг всю колоннаду храма Зевса. А пять минут назад, когда мэр вынес на обсуждение новый туристический объект – панораму города с профилем этого храма в форме серебряной пластики – развалился весь дворцовый комплекс.

Страницы: 1 2