Почему смеялась рыба

Как-то раз мимо царского дворца шла торговка рыбой и громко расхваливала свой товар. Услышала это царица, выглянула из окна и поманила к себе торговку, чтобы получше разглядеть, что там она принесла. Видит, на дне корзины бьется большая рыба.

– Это у тебя самец или самка? – спрашивает царица.– Мне нужна самка.

Только промолвила это, слышит – рыба смеется.

– Это самец,– ответила торговка и пошла своей дорогой.

Рассерженная, вернулась царица в свои покои и весь день не находила себе места. Вечером приходит к ней царь и видит: чем-то она встревожена.

– Здорова ли ты? – спрашивает царь.

– Здорова-то я здорова,– отвечает царица,– да досада берет, как вспомню про рыбу. Приносит сегодня торговка рыбу, а я спрашиваю, самец это или самка. И вдруг рыба как захохочет!

– Рыба хохочет? Быть не может! Это тебе приснилось!

– Я ведь в своем уме и говорю про то, что своими глазами видела и своими ушами слышала.

– Что это за диво такое? Ну, да будь по-твоему! Надо только сведущих людей поспрашивать, к чему бы это.

Утром царь рассказал обо всем везиру и велел ему растолковать это чудо. Дал он ему шесть месяцев сроку и сказал:

– Не разгадаешь – не быть тебе живу.

Опечалился везир, да делать нечего, надо приказ выполнять. И вот отправился он в чужие края – искать ответа, почему рыба смеялась. Где он только не был, кого он только не расспрашивал. Мудрецы и ученые, искусные маги и хитроумные факиры ломали голову над этой задачей, а решить ее не могли. Прошло пять месяцев, и везир ни с чем вернулся домой. Стал оп ждать неминучей смерти: ему ли было не знать, что царь па ветер слов не бросает!

А был у везира сын, собою пригож и умен. Велел ему везир покинуть город на время, пока царский гнев не остынет. Вот пошел юноша куда глаза глядят. Шел оп, шел, и попался ему на пути старый крестьянин. Юноше было все равно куда идти, старик пришелся ему по душе, и отправились они вместе. День был жаркий, дорога длинная, вот юноша и говорит:

– А не понести ли нам друг дружку по очереди, чтобы путь скоротать?

«Что за чудак!» – только и подумал старик. Идут они мимо пшеничного поля. Спелые, золотые колосья волнуются под ветром, как море.

– Не знаешь ли, съеден этот хлеб или нет? – спрашивает юноша.

– Чего не знаю, того не знаю,– отвечает старик, хотя, по правде говоря, он и в толк не мог взять, о чем его спрашивает этот парень.

Приходят они в большую деревню. Тут юноша дает спутнику нож и говорит:

– Возьми-ка, приятель, да добудь нам пару коней. И смотри, верни мне нож – вещь эта дорогая.

Тут уж старик рассердился и проворчал:

– Ты в своем ли уме! Или посмеяться надо мной вздумал?

Юноша пропустил эти слова мимо ушей и больше ничего не сказал. Молчал оп до тех пор, пока дорога не привела их в большой город. Завернули путники на базар, зашли в мечеть, но никто не обратился к ним с добрым словом, в дом не позвал, не предложил отдохнуть. __ Какое большое кладбище! – воскликнул тут юноша.

"И что это ему взбрело на ум так назвать этот людный город?"-подумал старик.

До деревни старика было уж рукой подать. Путь их лежал через кладбище. Кое-где у могил были люди – молились и подавали прохожим лепешки и сласти на помин души умерших родных. Они подозвали и этих двух путников и щедро оделили их едой.

– Какой прекрасный город! – сказал юноша.

«Наверняка он сумасшедший. Знать бы, что он еще выкинет? Землю водой назовет, а воду сушей? Свет тьмой, а тьму светом?» – подумал старик, но вслух ничего не сказал.

Прошли кладбище, видят: течет через дорогу глубокий ручей. Снял старик башмаки, штаны повыше закатал и перебрался на другой берег. А юноша, как был, так и пошел за ним, не разуваясь.

«Ну и ну! Никогда не видал такого дурака: речи глупые ведет, да и дела у него ничуть не лучше!» – сказал про себя старик. И все равно парень ему нравился. «Пусть-ка жену мою и дочь позабавит этот чудак»,– подумал старик и стал звать юношу переночевать к себе и погостить у них в деревне.

– Спасибо тебе,– ответил тот.– Но позволь мне сперва спросить, крепки ли у тебя в доме балки?

Старик только махнул рукой, засмеялся и пошел домой.

Поздоровался он с женой и дочкой и говорит:

– Там за деревней мой попутчик остался. Я было хотел привести зго к нам, чтобы он погостил у пас, по с этим дурнем никак не сговориться. Спрашивает, крепки ли у меня в доме балки.

Страницы: 1 2 3