Царь обезьян и волшебная монета

В давние-давние времена жил в одной горной деревне старик. Было у него три сына. Старшего звали Итиро, среднего— Дзиро, а младшего — Сабуро. Решили старшие братья в город податься, на службу поступить — уж очень не хотелось им с отцом в бедности жить. Остался старик с младшим сыном.

Вот как-то раз дал отец Сабуро монетку в одну йену и говорит:

— Сходи, сынок, на базар, купи что-нибудь.

Отправился Сабуро в путь. Вышел он из деревни, два риг всего прошел, вдруг видит — тащит старуха кошку на соломенной веревке, да еще ее, бедную, палкой бьет.

— Эй, бабушка, зачем ты кошку бьешь? — закричал Сабуро.

— Моя кошка, что хочу, то и делаю,—рассердилась старуха.— Глупая она: чужих кур да гусей таскает, а мышей не ловит. Нет от нее никакой пользы, вот и хочу я ее в реке утопить.

— Подожди, бабушка,— взмолился Сабуро.— Не топи кошку, отдай ее лучше мне. А я тебе за это одну йену дам.

— За кошку одну йену дашь?—удивилась старуха.— Что ж, давай!

Отдал Сабуро старухе монетку и получил за нее кошку. Взял он ее на руки и говорит:

— Идем, кошечка, ко мне жить. Я тебя никогда обижать не буду.

Так с кошкой домой и вернулся.

На следующий день отец снова дал Сабуро монетку в одну йену и отправил его на базар.

Прошел Сабуро два ри (Ри — мера длины — 3,9 км), вдруг видит — идет ему навстречу старик, на соломенной веревке собаку тащит, да еще ее, бедную, палкой бьет.

— Дедушка, зачем же ты собаку бьешь?! — закричал Сабуро.

— Бесполезная это собака,— ответил старик,— дом не сторожит, а только овец да свиней у соседей таскает. Надумал я в реке ее утопить.

— Дедушка, не топи собаку,— попросил Сабуро,— отдай ее лучше мне. А я тебе одну йену заплачу.

— За собаку одну йену заплатишь? — удивился старик.— Что ж, забирай!

Отдал Сабуро старику монетку и получил за нее собаку.

— Идем, собачка, ко мне жить,— говорит.— Никто тебя больше обижать не будет.

И на третий день вновь получил Сабуро от отца монетку в одну йену и на базар отправился.

— Только ты, сынок, не трать деньги попусту,— попросил отец.— То, что ты кошку с собакой от смерти спас — это хорошо. Да вот только дал я тебе сегодня последнюю монетку, ничего больше у нас нет.

Пришел Сабуро на базар. Ходил-ходил, да так ни с чем и ушел. Идет по лесу, вдруг видит — на опушке дети играют. Остановился посмотреть — а у детей в руках маленькая обезьянка бьется-вырывается.

— Что же вы, негодные, делаете? — закричал Сабуро.— Зачем мучаете маленькую обезьянку?

— Глупая это обезьянка, ничего делать не умеет. Такую и помучить не жаль,— ответили дети.

— Отдайте мне обезьянку, я вам за нее одну йену заплачу,— предложил Сабуро.

— И правда заплатишь? — не поверили дети.— Забирай ее скорее!

Схватили дети монетку и прочь побежали. Погладил Сабуро обезьянку и говорит:

— Маленькая ты еще, потому и не знаешь, как опасно одной по лесу гулять. Не понесу я тебя в деревню, а отпущу на волю. Беги скорее!

Обрадовалась обезьянка, склонилась перед Сабуро в поклоне, а потом быстрее в горы поскакала.

А тем временем совсем темно стало. Идет Сабуро по лесу и думает: «Как теперь отцу на глаза показаться — ни покупок, ни денег у меня нет». Сел он под большое дерево, думать стал, что ему дальше делать. Вдруг слышит — зовет его кто-то: «Кя, кя, кя!». Обернулся — стоит перед ним маленькая обезьянка.

— Зачем ты назад вернулась? — удивился Сабуро.— Опасно здесь, скорее уходи!

Заговорила тут обезьянка человеческим голосом:

— Пришла я, Сабуро, поблагодарить тебя за спасение. Рассказала я о твоем добром поступке своему дедушке. Очень он захотел тебя увидеть. Знай же, Сабуро, что мой дедушка — царь всех обезьян!

Подивился Сабуро — какие только чудеса на свете не случаются! Очень ему любопытно стало на обезьянье царство посмотреть.

— Ладно,—говорит,— веди меня к своему дедушке. Отправились Сабуро с обезьянкой в дорогу. Долго они шли:

и в ущелье спускались, и на гору поднимались, и лесом густым пробирались. Подошли они, наконец, к большим скалам. Смотрит Сабуро, а в скалах — настоящий дворец построен, и стражники с копьями у ворот стоят. Огромно царство обезьяньего правителя. В центре костер горит, да так ярко, что светло во дворце, как днем. А в глубине — сам царь обезьян восседает. Совсем старым он оказался, морщинистым, из ушей седые пряди волос спускаются.

Страницы: 1 2 3