Пух и все-все-все, или Охота на Щасвирнуса

Пух и все-все-все, или Охота на Щасвирнуса

Автор: Алексей Пехов

Жанр: Фантастика

Год: Год издания не указан.

,,

Алексей Пехов. Пух и все-все-все, или Охота на Щасвирнуса

Все-все-все — 1

Глава 1,

в которой мы встречаемся с Кроликом и его похмельем.
В норе Кролика поселилось стадо Слонопотамов. Самое интересное, что это было стадо очень редких Невидимых Слонопотамов (в крайнем случае, так думал сам Кролик, когда приходил в сознание). Иначе как можно объяснить такой факт: как только Кролик приоткрывал свои косые, с красными прожилками полопавшихся сосудов, глаза, все Невидимые Слонопотамы пропадали, и оставался только тяжелый шум в голове и желание встретиться с унитазом?

В данный момент стадо, насчитывавшее эдак стотыщьмиллиардов особей, устроило олимпийские игры вокруг раскладушки Кролика.

БУХ! БУХ! БУХ!

БАМС! БУМС! ДРЯМС!

ШМЯКС! ТРЯМС! ШАНДАРАХ!

— Пфыжки в длину! Пошли на фекофд! — со стоном констатировал неокончательно проснувшийся Кролик. Он разлепил пораженные коньюктивитом веки и, лихорадочно озираясь, стал искать победителя. Как всегда, Невидимые Слонопатамы спрятались у Кролика в голове. Остался только шум в ушах, боль в черепе, сильнейший сушняк и настойчивый позыв встать и испугать унитаз.

Пересилив себя, Кролик встал с раскладушки. Точнее, он попытался встать, но коварный пол подскочил и вмазал Кролику по пьяному фэйсу.

— Попытка номеф фаз не удалась — прошепелявил Кролик и выплюнул верхний резец. Некоторое время он тупо глядел на него, отметив про себя, что таким зубам позавидовала бы даже Акула.

Кролик скорбно вздохнул и изрек:

— Попытка номеф два!

Выпрямившись на дрожащих лапах, Кролик подозрительно покосился на коварный пол, но тот затаился и лишь немного покачивался. Желание встретиться со своим лучшим дружбаном — унитазом, куда?то пропало, и Кролику захотелось выпить. Он поискал в голове, в честь чего же выпить, но после того как вчера он и Крошка Ру сперли у Иа?Иа бутыль крепчайшего первача, созданного из стога чертополоха, Кролику думалось с очень большим трудом. Тем более, что ему еще досталось на орехи от Кенги, которая застала пьяниц, когда они распевали песни на весь Лес. Кролик обиженно потер шишку на голове, оставшуюся после соприкосновения с чугунной сковородкой Кенги, и мутными глазами оглядел нору сначала сверху вниз, а затем сикось?накось.

Нора Кролика наводила на его редких гостей мрачные раздумья и глубокое желание устроить суицид. Тяжелый запах сгнившей прошлогодней капусты окутывал посетителя еще за милю до жилища Кролика. Этот запах исходил из стоящей в центре норы огромной бочки, набитой квашеной капустой. Эту капусту, лет эдак пять назад, Кролик вместе с Тигрой добыли с огорода Кристофера Робина. В норе было темно, поэтому множество гостей, выходя из нее, потирали шишки, полученные от валяющихся тут и сям различных ненужных вещей, которые Кролик с одержимостью сексуального маньяка тащил с близлежащих помоек последние пятнадцать лет.

— Мдааааа. — задумчиво потянул Кролик и потер поеденное молью правое ухо — Ни?че?го!

Действительно, кроме содержимого ночного горшка, оставленное после давнего посещения Пятачка, пить было нечего. Единственным умным решением было отправиться к Крошке Ру, который хранил заначки по всему лесу. Уже выходя из норы, Кролик приостановился и крепко подумал. Потом передохнул и подумал еще немного. Мысль Кролика решила, что неплохо бы оставить записку на случай прихода гостей. Достав из ящика стола обгрызенный карандаш и оторвав пару метров от рулона туалетной бумаги, Кролик написал следующее:

Щасвирнуси! Хе?хе! Кролик ик! Щасвирнуси сюда! ик!

Весьма довольный собой, Кролик прикрепил бумажку к двери и, выйдя на солнышко, направился к Крошке Ру. Солнышко светило ярко, и поэтому Кролик не заметил Очень Большого Дерева, которое подкралось к нему и вмазало дубовым стволом по дубовой башке окосевшего и подслеповатого алкоголика.

В голове у Кролика вспыхнуло, затем стало темно, и он упал в кучу прошлогодних листьев, где и остался лежать. Лишь громкий храп, похожий на звук взбесившегося рашпиля, раздавался в притихшем лесу.

Глава 2,

в которой Пятачок узнает что?то ужасное.
Через противогаз до хрюльника Пятачка пробивался запах протухшей капусты. Дорога к Кролику заросла непроходимой крапивой, и Пятачок тоненько взвизгивал, когда особенно настырное растение хотело его ужалить.

«Лучше уж крапива, чем Пух. — подумал кабанчик. — Это намного безопаснее, тем более что крапива кажется вполне трезвой, в отличии от этого медведя!»

Пятачок нервно поежился. Не далее как вчера Пух с диким ревом гонялся с топором за Пятачком по всему лесу, грозясь пустить того на холодец.

— И зачем я ему притащил этот портвейн? — в который раз вздохнул храбрый свин и пустил соплю. Высунувшись из пятачка Пятачка (клевый каламбурчик а?), сопля огляделась, и, увидев вокруг себя противогаз, вползла обратно.

В данный момент Пятачок направлялся к Кролику с Очень Заманчивым Предложением. Пух и Тигра приглашали Кролика сообразить на троих. (Пятачок, конечно же, не считался.)

— Так и передай этому рассаднику моли! — орал вдрызг пьяный мишка. — Пусть тащит сюда свою образованную задницу интиелиг?ик?ент несчастный!

К Кролику Пятачку идти не очень?то и хотелось, но пойди поспорь с этим Пухом и Тигрой — вмиг получишь ногой по хрюльнику. Единственным плюсом похода было то, что Пятачок заберет от Кролика свой ночной горшок, оставленный им… а впрочем, не будем об этом!

Но вот тропинка вильнула, крапива осталась позади и впереди зачернела нора.

Запах перегнившей капусты стал просто невыносим. Сморщившись Пятачок подошел к двери, встал на оплеванный и обоженный окурками коврик на котором раньше было написано «Вытирайте ноги, тетю вашу!» и, зажмурившись, сунул в нору голову.

— ЭЭЙ! Крооолик! Ты тут? — робко пискнул Пятачок, сильно опасаясь получить по голове бейсбольной битой. — Это я, Пятачок.

Нора ответила тишиной и усиленным запахом капусты. Тут только Пятачок заметил кусище туалетной бумаги, на которой пьяным каллиграфическим почерком было выведено:

Щасвирнуси! Хе?хе! Кролик ик! Щасвирнуси сюда! ик!

К сожалению, Пятачок окончил только половину первого класса и читал с большим… ээээээ… как бы это помягче сказать, а? С Большим Трудом. Поэтому у Пятачка текст сложился в следующее:

Я Великий, Страшный и Ужасный Щасвирнус. Кролик был очень вкусным. Я скоро вернусь за вами. ХЕ?ХЕ!

Все, что Пятачок не смог прочитать, он досочинил. И ему стало СТРАШНО!!!

Когда Кенга, которая шла со дня рожденья Совы, возвращалась домой, ее сбила с ног низко летящая розовая комета, которая походила очертаниями на Очень Перепуганную Свинью.

Глава 3,

в которой мы знакомимся с Пухом и Тигрой, а также разрабатываем крайне хитрый план поимки Щасвирнуса.
Тигра был недоволен! Точнее, крайне недоволен! Так недовольны могут быть только крайне недовольные Тигры! А ведь все знают, что Тигры мастера быть недовольными!

Дело было в том, что Тигра в сотый раз проиграл в дурака Пуху, хотя держал в рукаве пару козырных червовых тузов. Еще Тигре было стыдно: ведь все знают, что в дурака Тигры играют лучше всех на свете. Да что там говорить!!! Полосатый недооценил этого любителя меда и алкоголя! В рукавах Пуха лежало несколько десятков козырных тузов!

— Эээээ! — наморщил брови Тигра. — Дама!

— Где? — не понял мишка, озираясь вокруг.

— Дама!

— Где? — не понял мишка, озираясь вокруг. Когда Пух протрезвел, а это случилось не далее как две минуты назад он, стал пытаться шутить.

Тигра сморщился, будто его заставили слопать вагон лимонов, растущих в огороде Кристофера Робина, и отложил карты.

— Опять твоя идиотская шутка! — заметив как Пух грозно нахмурился, Тигра поспешил перевести разговор в более спокойное русло. — А где же этот ходячий кусок сала?! Мы его за Кроликом час назад послали!

Тут дверь в домике Пуха слетела с петель, вмазалась в Тигру и увлекла его за собой.

Пух свалился с кресла и ошарашено смотрел на Пятачка.

«Откуда в этом шашлыке столько силы?» — удивленно подумал Пух.

Тигра выполз из?под придавившей его дубовой двери и стал отдирать от нее свои отлетевшие полоски, нехорошо поглядывая на Пятачка.

— Ой, Вини?Вини! — пропищал возбужденный поросенок, так возбужден он был второй раз в жизни. (Первый раз это случилось, когда Кристофер Робин на своем дне рожденья показал гостям порнофильм).

— А Кролика съели! — выпалил Пятачок.

Далее последовал сумбурный и полный Ужасных подробностей рассказ про Страшного и Ужасного Щасвирнуса Который Обещал Вернуться и съесть всех?всех?всех.

— Значит, говоришь, обещал вернуться? — задумчиво протянул Пух, потирая нос. — А это случаем не Карлсон?

Все еще помнили того психа с пропеллером, который прошлым летом залетал в лес и искал Энгельсона. Пятачок отрицательно помотал головой.

— Ну, нет — так нет. — с сожалением произнес Пух. Он втайне мечтал встретиться с этим Карлсоном и набить ему морду. Из?за шума пропеллера Пух неделю не мог уснуть и болел медвежьей болезнью.

— Я не хочу, чтобы меня съели! А что если мы поймаем этого Щасвирнуса и отобьем ему почки? — подал идею обладатель опилок.

— Точно! — восхитился Тигра. — Так и сделаем! Чур, я главный! Мы, Тигры, лучшие охотники на Щасвирнусов!

— А как мы его поймаем? — тихонько спросил Пятачок, отходя к двери и подумывая слинять, пока не поздно.

— Да все очень просто! Сначала берем приманку, например Пуха…

— Лучше Пятачка! — перебил Тигру Пух.

— Да! Итак, берем Пятачка, а затем Пух…

— Лучше Пятачок. — обеспокоенно пробормотал Пух.

— Ага! Именно так. Затем Пятачок берет ружье и стреляет в Щасвирнуса, а Пух…

— ПЯТАЧОК! — уже очень настойчиво перебил Пух.

— Угу! — произнес Тигра. — Хватает раненого Щасвирнуса и засовывает его в мешок! Вуаля!

На протяжении всего разговора Храброму Свину становилось все хуже и хуже. Вначале у него дрожали колени, и пришлось ухватиться за дверной косяк, чтобы не упасть, затем ему стало очень нехорошо и сыро, а уж после этого Пятачок хлопнулся в обморок.

Глава 4,

в которой мы встречаемся с серым осликом Иа?Иа, плачущей свиньей и злым медведем.
Возле самого края Леса, на берегу Вонючего пруда, стоял старый серый ослик Иа.

По жизни Иа был глубоким пессимистом. И как им не быть? Какие?то гады сперли у него последнюю бутылку самогона, которую бедный ослик хотел оставить на Новый год. В принципе он догадывался, чьих лап это работа, но Иа был умным осликом, и связываться с пьяным Кроликом и сынком Кенги было себе дороже. Поэтому Иа только горестно вздыхал и смотрел на свое скорбное отражение в грязной воде пруда. Но это были не все неприятности сегодняшнего дня. Иа опять потерял хвост. И главное, хоть убей, не помнил где. В последнее время его мучил ревматизм и склероз, из?за чего над ним смеялись все?все?все, за исключением доброго и скромного Пятачка.

В последнее время его мучил ревматизм и склероз, из?за чего над ним смеялись все?все?все, за исключением доброго и скромного Пятачка.

— Вот Пятачок — настоящий друг. — скорбно вздохнул ослик. — Только давно он меня не навещал. Но ничего, я не жалуюсь. Я просто констатирую факт.

Ослик немного помолчал и решил сказать, что он обо всех, за исключением Пятачка думает.

— Фак! — произнес с удовольствием серый ишак, очень надеясь, что его кто?нибудь услышал. Но кроме дохлой лягушки на берегу никого не было.

Ослика навещали еще реже, чем Кролика. И если от посещения Кролика всех отпугивал запах, то от Иа всех отпугивали заросли Непролазного Очень Колючего Чертополоха, из которого Иа гнал самогон. Последний раз Иа посещали на его позапрошлогоднем дне рожденья, когда Пятачок подарил ему зеленый шарик, затем все нажрались и искупали в этом пруду вяло отбивающуюся и глупо хихикающую Сову.

— Мой любимый цвет. — пустил слезу Иа, вспоминая зеленый шарик.

Тут в близлежащих и самых больших кустах Непролазного Очень Колючего Чертополоха раздались громкие поросячьи повизгивания.

— Кто бы это мог быть? — удивленно подумал старый бесхвостый ослик.

Для того, чтобы лучше слышать, Иа пошел на хитрость. Правой задней ногой Иа приподнял свое левое ухо и стал слушать.

Из кустов все отчетливее раздавались писки и вопли свиньи, а затем раздалось мощное БУМС! Со скоростью метеорита розовый снаряд вылетел из кустов и с душераздирающим воплем попал Иа в лоб.

Когда Иа очнулся, он увидел лежащего в грязи рыдающего Пятачка.

— Пятачок, это был ты??? — с удивлением и гневом просипел Иа, потирая копытцем шишку на лбу. Уж от этой свиньи он такого свинства не ожидал!!!

— ЫЫЫЫЫЫЫ! — рыдал Пятачок — Мой шарик! ЫЫЫ!!! Он лопнул из?за этого поганого чертополоха!

Далее вежливый и воспитанный Пятачок крайне подробно поведал, что он думает о чертополохе и сером идиоте, который его выращивает. Остальные слова потонули в слезах и соплях.

Тут Иа услышал из кустов рев разъяренного медведя, а спустя пару секунд из кустов по стратегической траектории вылетел Пух и упал в озеро, окатив Иа и рыдающего кабанчика волной мазута, воды и дохлой рыбы.

Намокший Иа грустно вздохнул.

Отфыркиваясь, из пруда вылез Пух выдергивая из себя колючки.

— Здравствуй, осел! — вежливо поздоровался мишка.

— Здравствуй дикобразик Пух! — злобно ухмыльнулся Иа, за что мгновенно схлопотал в глаз.

— Аааааа… Пятак уже пришел. Это хорошо. Он тебе рассказал? — спросил Вини.

— Чего рассказал? — спросил в свою очередь Иа, зыркая на Пуха здоровым глазом.

— Так я и думал, что он не справится! Хорошо, что я вернулся, — пробурчал Пух и беззлобно пнул Пятачка под ребра. — А ну заткнись, свиная отбивная! У нас с ослом важный разговор!

Далее последовал рассказ про Ужасного Щасвирнуса и про коварный план поимки, в котором Иа отводилась роль грузовой лошади.

— Так что собирайся! — произнес Пух.

Иа горестно вздохнул и опустил уши. Проще было завалить стадо Бяк и Бук, чем спорить с упрямым медведем, готовым в любой момент вмазать промеж глаз.

Глава 5,

в которой Тигра добывает у Совы ружье.
Весело насвистывая, Тигра брел к дому Совы. Ярко сияло солнце. По небу пролетали стаи птичек и настроение Тигры было замечательным.

Сова жила в дупле старой пальмы. Уж не знаю, сколько времени она присматривала подходящее дупло по всему лесу, но остановилась она на пальме. Пальма была большой, толстой и высокой. На верху, у самой кроны, росла большая гроздь кокосов, они иногда падали на посетителей, поэтому все одевали каски.

Кроме Тигры естественно. Ведь все знают, что лучше всего на свете Тигры увертываются от кокосов!

— Ой! — Завопил Тигра, когда кокос упал ему на голову. — Это какой?то неправильный кокос!

Тигра быстро юркнул к двери и отчаянно задергал за шнурок, который являлся хвостом Иа.

Надобно сказать, что Тигра завел себе маленький бизнес: утром он пер хвост у Иа и продавал его Сове в виде шнурка для звонка, а вечером находчивый тигр пер шнурок у Совы и продавал Иа в качестве нашедшегося хвоста. Таким образом, Тигра имел не только Иа и Сову, но и стабильный доход. Правда, в последнее время Кристофер Робин прикупил значок налоговой полиции и грозился брать с Тигры мзду. Итак, Тигра отчаянно дергал за хвост?шнурок и косился на висящие кокосы. Вокруг шнурка висели различные надписи и объявления, написанные мудрой Совой.

Здес жывет Сава!

Нэ вхады да?

Денег нидаю!

Долой Пятачков!

Все наборьбу с капиетализзмом!

Зюганову урря!!!

Миня нет!

Ноу смокинг!

Званит Саве тры раза!

Страницы: 1 2