Истребитель драконов

— Бросьте, Вацлав Карлович, спорить с богами, — настоятельно посоветовал Крафту Ираклий Морава. — На фига вам сдалась эта титаномахия? И бессмертие не обретете, и жизнь потеряете.

Как ни странно, но трезвые рассуждения драматурга подействовали на Крафта отрезвляюще, он опустил меч и освободил нам дорогу. Однако только-только мы примерились к довольно тяжелому камню и даже сдвинули его на полметра вперед к зияющему провалу, как на площадку ворвалась новая группа скандалистов в лице небезызвестных лже-Артура, он же Дракула, и его пассии Жозефины де Фес, она же леди Моргана.

Однако только-только мы примерились к довольно тяжелому камню и даже сдвинули его на полметра вперед к зияющему провалу, как на площадку ворвалась новая группа скандалистов в лице небезызвестных лже-Артура, он же Дракула, и его пассии Жозефины де Фес, она же леди Моргана. Причем если Дракула сохранял человеческое обличье, то леди Моргана являла собой чудовищную образину со змеевидными волосами. При виде такой Горгоны любой приличный человек непременно окаменел бы, что, между прочим, и случилось с несчастным драматургом Ираклием Моравой и незадачливым скандалистом Вацлавом Крафтом, которые застыли на месте жутковатыми памятниками самим себе. Однако вся остальная публика была сделана из другого теста и при виде разъяренной Горгоны Медузы только ощерила клыки.

— Остановись, несчастная, — поднял чудовищную лягушачью лапу бывший Макар Ефремович, а ныне владыка подводного царства. — Ты отдала душу и тело дракону Люциферу, сыну Крада, погубителю наших отца и матери.

— Трогательная сцена, — ласково улыбнулся нам Влад Дракула. — Вы не находите, господин Чарнота?

Впрочем, глазки у средневекового садиста бегали, — по-моему, он начал уже потихоньку сознавать, что, увлекшись кровавой игрой, поставил не на ту карту. Не знаю, явилось ли для него сюрпризом преображение любовницы, но он не мог не чувствовать приближения того, кто незаметно стал владыкой не только его души, но и тела. Лик Дракулы вдруг перекосился от ужаса и боли, словно кто-то невидимый схватил его за горло. Увеличивающееся в размерах тело засветилось, словно гнилушка на болоте. Зрелище было воистину ужасным и почти непереносимым для глаз.

— Он пришел! — завопила в восторге Жозефина де Фес. — Он пришел, мой Люцифер.

И всем сразу стало ясно, что в лице леди Морганы мы имеем дело с опасной психопаткой, возможно, даже с сексуальной маньячкой, которую надо бы лечить, да некому. Поскольку среди моих знакомых нет такого психиатра, который взялся бы за вразумление этой особы.

— Рубите его, к черту, Чарнота, — крикнул мне Марк.

— Прежде надо сбросить камень, — успел я пояснить ему. — В противном случае вместо дракона Люцифера вы получите не менее страшного дракона Велеса.

Пока Дракула и Люцифер срастались в единое целое, дабы в конечном счете обрести себя в совершенно чудовищной оболочке, я предпринял попытку закатить наконец шар в лузу. К сожалению, активизировалась Медуза Горгона, которая вцепилась всеми своими конечностями и змеевидными волосами в собственного брата морского бога. Надо признать, что Люцифер сделал в свое время удачный выбор — эта беснующаяся и воющая стерва была подходящей парой сыну дракона Крада. Теперь у меня уже не оставалось ни малейших сомнений в том, что именно Жозефина де Фес погубила двоих доблестных рыцарей, пытаясь добраться до клетки, где покоился ее возлюбленный Люцифер. Я бы не стал судить эту несчастную женщину, всего лишь унаследовавшую через множество поколений черты той особы, которая была верной сподвижницей Люцифера и пожертвовала для него всем, в том числе и своими родителями.

Пока Макар Ефремович Сусанин с помощью Наташки пытался совладать с леди Морганой, нам с Марком почти удалось придвинуть камень к жерлу. Кратер был диаметром метра три и уходил настолько далеко вглубь, что я невольно отвел глаза, дабы избежать его магического притяжения. Теперь надо было поднять чудовищно тяжелый камень с земли и перебросить его через борт, который возвышался всего-то сантиметров на семьдесят. Но этот подвиг нам оказался не под силу. Не хватило всего нескольких секунд. Макар Ефремович почти уже оторвал от себя Медузу Горгону и готов был швырнуть ее в страшную пропасть, но в последний момент фея Моргана обернулась в белую лебедицу и стремительно рванулась в небеса.

И в этот момент нас с Марком едва не опрокинул огромный, покрытый чешуей хвост, который просвистел буквально в сантиметре от наших голов.

Прежде я видел драконов только на картинке и должен со всей ответственностью заявить, что художники сильно польстили этой образине. Дракон Люцифер, сын Крада, выглядел воистину омерзительно. Размерами он превосходил великана волота, с которым мне как-то довелось обсудить проблему происхождения видов. А что касается пасти, то количеством зубов она переплюнула все известные мне земные аналоги. Что, впрочем, и неудивительно, поскольку папа этого монстра был космическим пришельцем. Лапы Люцифера тоже внушали уважение, не говоря уже о когтях, ибо каждый из них по длине вполне мог соперничать с моим мечом Экскалибуром. Окраска дьявола мне, правда, не понравилась. Люцифер мог бы подобрать себе колер поприличнее, но он почему-то выбрал цвет детской неожиданности. Магическая сила Люцифера была столь велика, что с ее помощью он мог возвращать к жизни даже мертвых. Во всяком случае, застывшие памятниками самим себе Крафт с Ираклием очнулись, размяли члены, но при взгляде на нашего с Марком оппонента едва не грохнулись в обморок.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103