Рубрика: Русская фантастика

Клинки

Летопись-легенда КНИГА ПЕРВАЯ. РУБИНЫ ХОЗЯИНА КО ПРОЛОГ Солнце заливало долину багровым закатным светом. Чернела оттаявшая земля, кое-где в тени грязными пятнами проступал рыхлый умирающий снег.

Собака тоже человек

Действующие лица: Даромир — недоученный колдун, балбес; Серафима — ведьма с мутным прошлым; Серогор — доученный белый колдун, можно сказать «мэтр»; Антип — боярин, созидательный государственный деятель;

Гадкие лебеди

1 Когда Ирма вышла, аккуратно притворив за собой дверь, длинноногая, по-взрослому вежливо улыбаясь большим ртом с яркими, как у матери, губами, Виктор принялся старательно раскуривать сигарету.

Кровь ворона

Чернава После долгой холодной зимы весенний воздух казался теплым, как на средиземноморском курорте, солнце жалило, будто в африканской саванне, и даже сохранившиеся в тени кустарников темные снежные сугробы и медлительно плывущие по реке голубоватые льдины не могли испортить ощущение стремительно надвигающегося лета.

Парадайз.ru

— Вам приходилось убивать? — Да. — Сколько раз? — Дважды. — Кто были эти люди? Почему вы их убили? — Первый раз это был незнакомый мне человек, вероятно сотрудник службы безопасности компании, в здании которой проводилась операция.

Тройной переплёт

Пролог Ударная весть Сон был замечательный: она опять бродила по огромной библиотеке, той самой, где собраны все самые интересные книги Вселенной, и с полки можно взять любую, только руку протяни.

Место отсчета

Часть 1 Операция «Соседи» 1 Весна пришла в Полдневье сразу, за пару ночей оголились вершины пологих холмов, а сугробы стали пористыми, насыщенными влагой и почти такими же серыми, как небо, под которым стоял Боловск.

Последняя жизнь нечисти

Часть первая ИНТРИГИ ЭЛЬФИЙСКОГО ДВОРА Я вновь облачилась в свою походную одежду. Старые потрепанные штаны, слегка подлатанные трудолюбивой Рашилией, выцветшая на солнце добела просторная хлопковая рубаха.

Быть ведьмой

Горел костер. Плясало пламя на еловых ветках, валил густой, вонючий дым. Вились к небу серо-черные змеи, взлетали алые росчерки искр, обволакивая обнаженное женское тело. Эта женщина не боялась огня: шаг — и ступила в самую сердцевину пламени, — казалось, привычное дело для нее, обыденный ритуал, обряд подчинения грозной стихии.