Рубрика: Владимир Сорокин

Сердца четырех

Олег толкнул дверь ногой и вошел в булочную. Народу было немного. Он прошел к лоткам, взял два белых по двадцать и половину черного. Встал в очередь за женщиной.

Роман

Тихое, неприметное издали, лежит оно под густыми купами берез, теряется в зарослях боя-рышника, бузины и сивой, годами не кошенной травы, что стоит высокой, до пояса, стеной на месте бывшей здесь некогда ограды.

Голубое сало

И он бросил на палубу целую пригоршню замерзших слов, похожих на драже, переливающихся разными цветами. Здесь были красные, зеленые, лазуревые и золотые. В наших руках они согревались и таяли как снег, и тогда мы их действительно слышали, но не понимали, так как это был какой-то варварский язык…

Норма

— Гусев Борис Владимирович. Вы арестованы. Гусев посмотрел на его шарф. Он был серый, в белую клетку. Худощавый вынул из руки Гу-сева ключи, кивнул в сторону лестницы:

Очередь

— Наверно я, но за мной еще женщина в синем пальто. — Значит я за ней? — Да. Она щас придет. Становитесь за мной пока. — А вы будете стоять? — Да. — Я на минуту отойти xотел, буквально на минуту…