Рубрика: Владимир Михайлов

Люди Приземелья

1 Его установили далеко за городом; в городе просто не нашлось места, даже самая большая площадь оказалась тесна. Но там, пожалуй, он выглядел бы еще необычнее. В нем не было ничего от Земли, хотя кругом росли цветы и двигались люди.

Стебелек и два листка

Потерять в сопространстве параллельность осей — это хуже, чем оказаться в открытом море без компаса. Там хоть звезды стоят на положенных местах. Можно определиться. А тут, поди, различи, где звезда, где — сопространственная проекция.

Заблудившийся во сне

Операция Длинный коридор раздвоился, два рукава расходились под углом, каждый из них вел в операционную; я свернул налево. Как положено, я был в салатном комбинезоне, незакрепленная еще маска болталась ниже подбородка, непривычная для меня обувь то и дело заставляла замедлять шаги, чтобы не остаться босиком, но, в общем, все пока шло нормально: никто не обращал на меня внимания, занятый скорее всего своими мыслями о предстоящей нелегкой работе, — да здесь и не принято интересоваться друг другом, это не нужно и не по правилам — в этом пространстве.

Не возвращайтесь по своим следам

Встречать Зернова собралось человек двадцать — двадцать пять. Могильщики проворно орудовали лопатами, подхватывая вылетавшую снизу землю и кидая в кучу. Затем, без труда подведя длинные полотнища, подняли гроб; ящик с косыми стенками стоял на образовавшейся у могилы рыхлой насыпи — белый, как подвенечное платье.

Медные трубы Ардига

Глава первая 1 «Все-таки не зря наши технари едят свой хлеб и запивают — интересно, чем они запивают вообще-то? Ну, наверное, тем же, чем и мы, грешные. Не зря. Каждый новый кораблик — штучная работа, все умнее и сноровиcтей становятся машины.

Беглецы из ниоткуда

Часть I Глава 1 БЫТИЕ Сначала в году было триста шестьдесят пять дней с четвертью, так что каждый четвертый год получался на сутки длиннее. В сутках содержалось двадцать четыре часа, в часе — шестьдесят минут, в минуте — столько же секунд.

Тогда придите, и рассудим

Капитан Ульдемир — 2 Глава первая …потом створки съехались со звуком, с каким прозрачная волна набегает на белый раскаленный песок пляжа, когда солнце поет и нет сил шевельнуться, даже открыть глаза, когда сам ты стал и солнцем, и песком, и морем, и Вселенной, истекающей бездумным счастьем бытия.

Полная заправка на Иссоре

— Красивый плакатик, — сказал Федоров. — Что они там объявляют: распродажу? Изнов не сразу понял, что имелось в виду. Тут слово «плакатик» вряд ли подходило: обширная надпись висела прямо в небе над космодромом, предупреждая, быть может, о чем-то очень важном.

Может быть, найдется там десять?

Пролог 1 Далеко на юге, где пролегал невидимый в этот ночной час горизонт, небо золотило зарево большого города, свет домов и улиц отражался от низких облаков. Шум мегаполиса оттуда не долетал, хотя, конечно, существовал: такие города никогда не умолкают.

Вариант «И»

Из объявлений Глава первая 1 Двадцать пятого апреля 2045 года я высадился из Schlafwagen’а Мюнхенского экспресса — длинного серебристого питона, крутобокого и по-змеиному бесшумного в пути — под стеклянными сводами Европейского вокзала (в свое время — точнее, до 2022 года — он назывался Белорусским) — и с некоторой грустью установил, что если двадцать лет тому назад, когда с этого же, кажется, перрона я покидал Москву, меня провожал в дорогу самое малое один человек, то сейчас встречал ровно на одного меньше.