Рубрика: Алексей Бессонов

Чертова дюжина ангелов

Глава 1. Ночь приэкваториального пояса была не жаркой, скорее, бархатистой, и ближе к рассвету она начинала ласкать, как давно забытая рука матери, заставляя человека млеть и таять от странного, непонятного ему восторга.

Черный хрусталь

Сейчас, по прошествии множества лет, я начинаю понимать, что моя странная история была заложена судьбой в тот туманный вечер, когда в дом моего отца прискакал рослый седой вельможа в богатых одеждах… впрочем, начиная вспоминать эти очень давние события, следует обратиться к тем дням, когда духовник нашей семьи в первый раз дал мне, еще ребенку, книгу.

Мир в красном камне

Когда он наконец захрапел, раскинувшись на смятой, пропитанной потом постели, тоненькая рыжеволосая девушка осторожно приподнялась. Мужчина спал, запрокинув голову, при очередном всхрапе его кадык мелко трясся.

Концепция лжи

Часть первая. Глава 1. Вода была холодной да еще и отдавала чем-то нехорошим, подозрительно напоминающим мочевину. Леон с отвращением выключил душ, повертелся в теплых струях термополотенца и поймал себя на мысли о том, что любые замечания в адрес Мура неминуемо перерастут в очередную свару: инженер жизнеобеспечения отличался невыносимым характером.

Стратегическая необходимость

Часть первая Глава 1 1. Майор Эрвин Рутковски пошевелил затекшими от долгого сидения в кресле ногами и горько выругался: писанины ему оставалось еще часа на два, а в казино у геологов уже начинались вечерние игрища.

Змеи Эскулапа

…Недвижимая и бессмертная, тьма пространства переходила здесь в некий, странно подсвеченный сумрак — то призрачно светилось недалекое водородное облако, скрывавшее в себе несколько сотен тусклых звездочек.

Пройдя сквозь дым

Часть первая Глава 1 Из низины донесся звук приближающейся машины, и его превосходительство окружной комиссар недовольно приподнял голову от документов, с которыми, как обычно, он работал перед ужином.

Господин Посредник

Часть первая Глава 1 В сущности, все пеллийские города похожи друг на друга, и лишь столица имеет индивидуальные, одной ей присущие черты. В чем тут дело — сказать мне было трудно, так как историю я знал далеко не блестяще.

Статус миротворца

— Бога ради, командир… — голос пилота срывался, ужас перехватил ему горло, — бога ради, что же нам теперь делать? — Правый борт, огонь! Почему вы не стреляете? Отвечайте!.. Огонь! — Потому что стрелять тут больше некому.