224 избранные страницы

Наши товарищи в недоумении: «Что, собственно, произошло? Какие претензии? Мы кого?нибудь из местного населения обижаем? Или высказывались неуважительно в адрес вашего бундестага? Сидим, никого не трогаем, присоединяйтесь к нашему шалашу». И одна дама из Одессы, кровь с молоком, причем того и другого много, отодвигается, приглашая немцев присесть, а земля под ней теплая?теплая.

Один где стоял, там и сел, рядом с дамой, два других трясут автоматами, но от злобы пальцы свело, на крючок не нажать!

Армяне обиделись. Что же получается? Зовут к себе узников совести, страдающих от режима! Мы пошли им навстречу, приехали, и такой вот прием? Мы и обратно можем уехать! Хотите выпить, так и скажите! И подносят полицейским по коньячку. Те автоматы на изготовку, но пригубили чуть?чуть, для анализа. А коньячок настоящий, без дураков, грецким орехом тянет, и чем больше пьешь, тем умнее делаешься. А еще стаканчик, чтобы аромат ощутить!

Полицейские чувствуют, дело серьезное! Оружие отложили, рядом с одесситкой присели. Полицейские помягчели. Во?первых, бесплатно. А у них все считают, пфенниг к пфеннигу, на шесть гостей — пять бутербродов, а вот так, да еще на халяву, — не каждый год. Поэтому вкусно вдвойне. Уже выпили за канцлера Коля! Ура! С одесситкой на брудершафт в очередь, за товарища Ельцина!

Часа через два выпили за товарища Вильгельма Теля и постреляли из автоматов по яблочку, стоящему на фуражке полицейского. Но никто не попал даже в полицейского. Все пули ушли в молоко, точнее, в цистерну, которая молоко везла.

Но никто не попал даже в полицейского. Все пули ушли в молоко, точнее, в цистерну, которая молоко везла.

Сели снова к огню, и веселая немка Оксана Ивановна из ямало?ненецкого округа на чудном украинском языке запела: «Дивлюсь я на небо», немец полицейский подхватил: «Та й думку гадаю» и дальше все национальности хором: «Чому я ни сокил, чому не литаю».

Такого в Германии еще не было. К утру народ подтянулся.

Короче, что вам скажу. Там, где кончается коньяк и плов, начинается межнациональная рознь. А когда всем хватает плова и коньяку — там межнациональная близь. Поэтому позвольте тост! За плов во всем мире!

Кошки?мышки

В ночном небе загудел самолет.

— Наши полетели! — сказала полевая мышь дочке.

— «Наши» это кто?

— Как «кто»? Летучие мыши!

— А разве мыши летают? — удивилась мышка.

— Когда сильно мечтаешь, оно непременно произойдет!

Наутро мышка села у норки и давай изо всех сил мечтать, как она полетит.

Мимо шла кошка. У нее тоже была мечта — пожрать. И ее мечта тут же сбылась.

Сбылась ли при этом мечта мышки?

Трудно сказать.

Оттого что мечты у всех разные, нередко происходят трагедии. Одни мечтатели гибнут в результате того, что сбываются мечты других мечтателей.

Позвольте дать совет: прежде чем мечтать, посмотрите по сторонам. Убедитесь, что поблизости никто не мечтает! А иначе мечты сбудутся, но не уверен, что ваши.

В лампочке

По вечерам оживает лампочка. На свету видно, что внутри каким?то чудом очутился маленький паучок. Сплел себе паутинку и греется. Да еще у него там своя персональная муха. Тоже греется. В лампочке тепло, светло, не дует.

Паучок гоняется за мухой для видимости. Как же, съест он ее! Останется во всей лампе один. И кому будет хуже?

Так и ползают еле?еле. Иногда паучок засыпает во время погони.

Муха тормошит его лапкой:

— Шевелись, старый! Двигайся, двигайся, ты же паук!

Паучок, просыпаясь, ворчит, но бегает. «Сцапать ее, что ли? А то забывать стала, кто в лампе главный! Ну да пусть!»

Когда живешь в лампе один на один, выбора нет: либо убей, либо живи в любви и согласии!

Лампочка зажигается по вечерам. Из углов комнаты пауки и мухи смотрят с завистью. Живут же некоторые!

Памятник

Человек копал землю лопатой, уходя все глубже и глубже. Он поднял наверх, наверно, полтысячи ведер. Проступившая вода доходила до пояса, а он все копал и копал, пока наверху не выросла огромная гора глины. Тогда человек выбрался из ямы и, отсекая все лишнее, принялся лепить из глины себя.

К вечеру здоровенная скульптура была закончена. Человек устало улыбнулся: «Ну вот, теперь меня не забудут!»

…Прошли годы. В жаркий полдень, подняв из колодца ведро ледяной воды, люди пьют до изнеможения и, опустившись на глиняный бугорок, шепчут: «Какой прекрасный человек вырыл этот колодец!»

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61